Название: Красавчик и Четверг
Автор: Танка Морева
Бета: Нэш, Elga
Арт: alexandra bronte
Персонажи: Кастиэль, Дин Винчестер, Сэм Винчестер
Жанр: АУ, крэк
Disclaimer: Бог покинул здание, так что теперь все наше
Аннотация: как все было на самом деле...

В жаркий осенний полдень, когда градусники плавились на солнце, а вентиляторы не справлялись с духотой, биг босс по кличке Большая Задница оторвал Четверга от сверки дебета с кредитом: взятки фараонам и политикам снова перекрывали доходы от игорных домов, шлюх и рэкета.

— Это последняя капля! — без обиняков заявил биг босс.

Налоговая?! Неужели в отчете за второй квартал — ошибки? В банде за ошибки не прощают, в лучшем случае убьют быстро и безболезненно: «Ангелы» в отличие от «Демонов» старались не ссориться с инспекторами.

— Красавчик! — с презрением выплюнул шеф.

Плохо дело, раз в ход пошли такие слова, решил Четверг. И ошибся. Красавчиком оказался вовсе не он, а независимый рейнджер, который в последнее время был занозой в заднице не только у «Ангелов», но и у «Демонов».

От сердца отлегло. Красавчик — наивный пацан, конечно, но пацан небесталанный. По глупости заключил с «Демонами» — черных и пуэрториканцев иначе неполиткорректно стало называть — сделку и просрочил долг. Теперь те его похитили и держали в такой дыре, куда лучше не попадать — Ад покажется курортом. А младший брат Красавчика по кличке Принцесса, чтобы освободить его, занимался отнюдь не королевскими делами: таскал для банды каштаны из огня.

«Демоны» давно мешали «Ангелам», их влияние росло, уровень преступности в районе зашкаливал. Красавчик действительно стал последней каплей.

— Все отчеты передай стажерам. С этого дня ты вытаскиваешь Красавчика.

— Мне вытащить его живым или мертвым? Или лучше живым?

Шеф поморщился, будто Четверг ляпнул несусветную глупость.

— Красавчик нам нужен живым, — отрезал он.

Понятнее, однако, не стало.

— Зачем?

— Не твое дело. Можешь идти. Команду специалистов мы тебе подобрали. Удачного штурма Ада.

Перестрелки на улицах Большого города между двумя бандами шли давно. Кровь лилась рекой, поэтому в команду Четверга вошли «офисные бойцы» — те немногие, кто не участвовал в уличной войне.

Штурм подвала, где в цепях держали Красавчика, назначили на четыре утра восемнадцатого сентября, но в тайне сохранить не сумели. В полночь к заброшенному заводу на выезде из города стали подтягиваться враги, занимая стратегически выгодные места. Едва «Ангелы» вышли из машин и двинулись к заводу их тут же встретил адский огонь. Первые ряды скосило в мгновение ока.

— Отходим! — закричал Весельчак, именно он отвечал за стратегию и силовую подготовку.

— За мной! Второй попытки не будет! — заорал Четверг, бесстрашного бросаясь под пули и, сам того не замечая, принимая на себя руководство тактикой.

Он бежал вперед, и пули свистели рядом, не причиняя никакого вреда. Как говорится, Бог любит дураков и блаженных.

— Бог на нашей стороне! — решили остальные «бойцы» и припустили следом. Однако то ли Бог не сильно к ним благоволил, то ли еще что, но не всем повезло добраться до проходной завода живыми.

Внутри же шансы сравнялись.

Четверг первым оказался у двери в подвал, та распахнулась, и точный апперкот в челюсть вырубил его на десять минут. Он пропустил рукопашную схватку, в которой сошлись все участники ночной заварушки, пропустил Красавчика, который воспользовался неразберихой, раскурочил наручники и сбежал, угнав машину Четверга.

Четверг очнулся, когда все затихло. Его кто-то хлопал по щекам. Он медленно сфокусировал взгляд и увидел озадаченное лицо Весельчака.

— Везучий ты, Четверг, ничто тебя не берет, — проворчал тот, — ножи, как заговоренные, — мимо, пули тоже. Если бы ты еще мог уворачиваться от кулаков — цены бы тебе не было. Эх, жаль, не тому учат в колледжах.

Колледж Четверг закончил за счет банды. И учили его там как раз уворачиваться, но не от кулаков, а от налогов и пошлин. А налоги — пострашнее всех апперкотов и кроссов вместе взятых. Четверг попробовал объяснить это Весельчаку, но тот не стал слушать.

— У меня две новости: хорошая и не очень. Хорошая — мы победили.

— А не очень?

— Красавчик сбежал. И забрал твой Плимут. В город придется возвращаться пешком.

Этот вариант Четверга устраивал: идти долго и неприятный разговор с шефом откладывался на неопределенное время.

— А у тебя отличное чувство юмора, сработаемся! — ни с того ни с сего ляпнул Весельчак, тем самым поставив Четверга в тупик: шутить он не умел и потому даже не пытался. Но возражать не стал. Действительно, главное — сработаться. А на мелочи можно не обращать внимания.

Босс тоже решил не обращать внимания на мелочи вроде удравшего Красавчика — его воодушевила первая победа над «Демонами». Четверг даже обиделся. Такое впечатление, будто шеф поручил ему безнадежное дело.

— Хорошая работа, Четверг. И не переживай, — биг босс неправильно истолковал красноречивое недоумение на лице Четверга, — Красавчик от нас никуда не денется. Помяни мое слово, он сам же к нам придет за помощью. В одиночку он не сможет связаться с братом. А тому никто не скажет, что Красавчик сбежал, — «Демоны» полезных людей не отпускают.

Шеф оказался прав.

Вечером раздался звонок.

— Четверг слушает.

— Кто ты нахрен такой?

— А ты?

— Слушай, мне тут птичка напела, что хозяин Плимута хотел меня спасти. Если он это ты, то спасибо большое…

— Пожалуйста.

— Не перебивай, я еще не закончил. Так вот, спасибо, конечно, большое, но я взрослый мальчик, мог бы сам освободиться, когда захотел.

— И ты за четыре месяца ни разу не захотел?

Нет, Четверг не издевался, он просто задал уточняющий вопрос. Но Красавчик этого не понял. Люди вообще редко понимали Четверга.

— Слушай ты, перец, я звоню сказать спасибо, ясно? Но могу и передумать. И вообще, катитесь вы все на фиг. Я вам ничего не должен. Можете меня убить…

— Или засунуть обратно в подвал? — снова уточнил Четверг.

— Я сейчас тебя засуну! Или тебе! — огрызнулся Красавчик, и Четверг подумал, что слухи о его обаянии преувеличены, и, не давая Красавчику уточнить, куда и что тот собирается засовывать, быстро сориентировался:

— А как ты узнал мой номер?

Красавчик рассмеялся:

— Угадал, подумаешь семь цифр.

Четверг прикинул вероятность угадывания правильного порядка семизначных чисел и потрясенно замолчал. Шеф прав, такой удачливый сукин сын — серьезная находка для них.

— Расслабься, чувак, — Красавчик, помимо всего прочего, обладал потрясающим даром разрушать волшебные моменты. У Четверга только случилось трансцендентальное переживание — и на тебе, мордой об асфальт. — У тебя весь бардачок забит квитанциями об оплате телефона. Ты их что, коллекционируешь?

Сказать, что Четверг расстроился — ничего не сказать.

— Нет, я их подшиваю к накладным расходам…

— Ты что, бухгалтер?!

— Да, а как ты догадался? — нет, все-таки Красавчик не так прост, раз так здорово попадает в яблочко, не целясь.

— Меня спас бухгалтер?!

Удивление Красавчика показалось оскорбительным. Вот что плохого в бухгалтерах? А тем не менее — никто их не любит. Солдатов счетов-фактур, маршалов на поле битвы дебета с кредитом.

— Ага, — отозвался Четверг и смутился. Ведь он во время спасения Красавчика мирно пребывал в нокауте. И фактически Красавчик спас себя сам. Но сказать такое — получить хороший нагоняй от шефа, а Четверг не любил нагоняи.

— Очешуеть! — восхитился Красавчик, и в груди у Четверга потеплело. — А почему меня не спасла грудастая секретарша? У вас такие водятся?

Четверг вспомнил Анну и покачал головой, но Красавчик этого, конечно, не увидел. Однако все прекрасно понял.

— Что, совсем людей не хватает? Нужна помощь?

— Да, — Четверг кивнул в трубку, — очень нужна.

— Я готов, свистните, если что, — и Красавчик нажал на отбой.

— Свистнем, — пообещал коротким гудкам Четверг, не веря, что удача улыбнулась ему во второй раз. И все за одни сутки.

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

Вечерело, на седьмой авеню в Хэвен-билдинг ярко горели окна. В зале приемов биг босс от всей души знакомил Красавчика с традиционным «ангельским» гостеприимством. Для дорогого гостя подали пиво на льду и завернутые в чистую бумагу горячие бургеры, но Красавчик на угощения положил с прибором.

— Иди ты первым, — распорядился биг босс, когда Красавчик расколошматил бюст ценой в сто долларов и застучал другим в стену, сводя на нет все труды дизайнера (полсотни долларов в час).

Четверг решил, что стена и гипсовые бюсты его не касаются, и бесстрашно вступил в зал переговоров. Кулак Красавчика просвистел слева, Четверг повернулся за инструкциями к шефу, и кросс его не достал. Биг босс знаками отдал приказ: немедленно приступай к заговариванию зубов.

— Красавчик, ты же сам обещал помощь, — печально изрек Четверг, искренне надеясь, что всем своим внешним видом, даже галстуком, являет собой немой укор.

— Какого дьявола? Я попросил свиснуть мне, а не меня!

Четверг понимающе вздохнул: биг босс опять перестарался. Красавчика доставили в Хэвен-билдинг с почетным эскортом. В «ангельской» терминологии это значило — похитили из квартиры с мешком на голове.

— И мне сейчас не до вас. Я ищу брата.

Четверг покачал головой:

— Ты его не найдешь. Видишь ли, твой брат в тюрьме. Самой старой в Большом городе. Откуда еще никто не сбегал.

— В тюрьме? Так выпустите меня, я найму адвоката.

— Он там по делу. Сегодня в полночь у него смена. Он явится на пост, дойдет до караулки и убьет старшего.

— Нафига?! — глаза Красавчика стали такими же круглыми, как бургеры в хрустальной вазочке.

— Ему сказали, что именно старший смены — главарь «Демонов».

— И что с того?

— А то! Именно он не выпускает тебя из подвала. Мне очень жаль, правда, но твоему брату дурят мозги.

«Демоны» славились именно этим.

— Хорошо, — лихорадочно соображал Красавчик, — он его убьет, одной мразью меньше, делов-то, но как он собирается оттуда слинять? Только не говори «никак». Мой брат не камикадзе.

— О! Существует отличный план. Мы его разгадали, так как почувствовали руку профессионала. Нашего профессионала… был у нас один такой, надоели ему порядок и дисциплина, он откололся и создал свою банду. Взял себе громкое имя. Ты слышал. Дьявол. Любит он красивые имена.

— Дьявола не существует, это всё байки для школьников.

— Если бы так. Просто о нем забыли. Дьявол сидит, и давно, в безымянной камере. Старший смены — его заместитель, но даже он не рискует говорить с патроном чаще одного раза в месяц, боится слежки.

— Да, кисловато быть легендой и сидеть взаперти.

— Ему тоже так кажется. И потому сегодня ночью, когда выпадет один шанс на миллион, уж кто-кто, а Дьявол сумеет им воспользоваться.

— Что за шанс? — оживился Красавчик.

Четверг повернулся к шефу, тот знаками показывал: ни в коем случае. Ни в коем случае.

— Говори!

Четверг горько вздохнул.

— Что это за Большая Задница? — Красавчик тоже повернулся к биг боссу. Пришлось тому самому отдуваться. Потому что Четверг банально завис. Настоящего имени шефа он не знал, а про Большую Задницу Красавчик оказался в курсе.

— Добро пожаловать в рай, — улыбнулся шеф, широко распахивая руки, будто хотел обнять и Красавчика, и Четверга.

Обнять и придушить.

Четверг невольно отступил на шаг назад, Красавчик же задрал подбородок и двинулся на биг босса.

— Понимаешь, Красавчик, — шеф изобразил добродушную улыбку, и Четверг содрогнулся, — Дьявол присмотрел себе нового заместителя. Старый — с ним слишком давно, хорошо знает все нюансы, подумывает о бунте, подчинил себе многих «Демонов». Да и надоел слегонца. Как бы тебе сказать… знаешь, почему от нас Дьявол ушел?

— Хотел свободы? И власти?

— Власть у него и здесь была, а вот свободы… да, некоторой свободы ему не хватало.

— Молодцы, — фыркнул Красавчик, — профукали ценного сотрудника.

Биг босс возвел глаза к лепнине на потолке. Потом посмотрел на Красавчика и уже совсем потом — за его спину. Красавчик обернулся.

— Пойдем вон на тот диванчик, — предложил биг босс, а Красавчик как раз пялился на бежевый диван в углу комнаты, — оттуда хорошо видно одну картину, я ее не всем показываю.

— Да я в отличие от брата как-то не особо люблю мазню,— почесал в затылке Красавчик.

— Ты боишься? — теперь от гаденькой улыбки шефа внутри все скисло. Ясно! Мистер Большая Задница решил посекретничать со своим «джокером», а о чем они будут говорить, Четвергу знать не обязательно.

Конечно, Красавчик поддался на подначку и уже развалился на диване напротив мазни какого-то макаронника, любившего столетий пять назад рисовать скабрезные картинки к Библии. Биг босс опустился рядом, диван прогнулся и заскрипел, поэтому часть шепота Четверг не расслышал, сколько бы ни напрягал слух. Тем временем биг босс со своей гаденькой улыбочкой шептал на ухо Красавчику:

— …вот так… ты же знаешь, Красавчик… ты сам пацан, и пацан нормальный… нормальный пацан, ты понимаешь. Девки тебе ведь нравятся. Кстати, хочешь? Пригласим кордебалет из ресторана? Красивые. Длинноногие. Грудастые, все дела. Как раз в твоем вкусе. Ну как откуда знаем? Мы, рейнджер, тебя хорошо изучили.

Шеф обещает награду — не к добру. Красавчик под впечатлением — хорошая обработка. Качественная.

—…да, и Дьяволу (его тогда иначе звали, он предпочитал девчачий вариант — Люси) не нравились девушки из кордебалета. По правде говоря, подозреваю, что ему вообще девушки не нравились…

— Какая гадость! — громко выразился Красавчик, добавляя от себя пару выражений, от которых Четвергу стало тесно в галстуке.

— …поэтому его помощник носит бабское имя «Лилит» и порой наряжается в платья. Любит, сука такая, играть с маленькими девочками во взрослые игры.

На этот раз витиеватая речь Красавчика сводилась к тому, что брат правильно делает, что собирается пришибить гадину, и он ему бы помог, если бы не сидел в этой дурацкой комнате, а «Ангелы» правильно делают, что не стучат фараонам, хотя могли бы. Несколько выражений Красавчика Четверг стал повторять про себя, дабы не забыть записать, как выдастся свободная минутка, и непременно разузнать у Весельчака их истинное значение. Он этим так увлекся, что пропустил всю остальную речь биг босса. Очнулся только тогда, когда Красавчик вскочил с дивана.

— Мой брат — порченный? Да пошел ты знаешь куда?! Он нормальный пацан, у него были девушки, и не одна…

— Плюс некий Брэди в универе…

— Вот за это ща расквашу нос!

Красавчик сжал кулак и замахнулся. Большая Задница поднялся с дивана.

— Не советую, — спокойно сказал он, заглядывая Красавчику в глаза, — так как моя охрана не поймет и пустит тебя на ленточки. И тогда никто не сможет спасти твою Принцессу.

Красавчик разжал кулак и сжал снова.

— Никто, — тихо и с таким бешенством проговорил он, делая шаг к биг боссу, что у Четверга тут же вылетели из головы все запоминаемые выражения вместе с Весельчаком, — не может называть моего брата так. Кроме меня.

— Я понял, — спокойно кивнул биг босс, и Четверг заложил бы свой галстук: шеф наслаждался спектаклем, — но и ты пойми, Брэди, не имея талантов, очень быстро поднялся в банде и сделался большой шишкой. Такого не бывает просто так.

— Хочешь сказать, Дьявол выбрал моего брата? В заместители?

— Почему нет? Твой брат неплох. Вы засветились в Большом городе. Он как стратег, ты как тактик. Непобедимые рейнджеры. Что уж тут удивительного, что две конкурирующие организации приглашают в свой штат лучших специалистов?

— И зачем я вам нужен? Убить Дьявола? Потому что, Богом клянусь, я его убью!

— Нет, Красавчик. Надеемся на мирное решение конфликта. Эскалация никому ничего не даст, только зальет город новой кровью, да так, что выжившие позавидуют мертвым.

— И я вам нужен как миротворец?

— Тебя послушает При… твой брат.

Красавчик ответил. Да так, что уши у Четверга свернулись в трубочку. А он-то думал, что в налоговой и не такое слышал.

— Ты подумай, и про девочек из кордебалета тоже, — биг босс поманил Четверга за собой, — поговорим через пару часиков, когда Дьявол и Принцесса, прости, твой брат, сбегут из тюрьмы.

Красавчик запустил в шефа бутылку пива, но «Ангелы» оказались шустрее.

— Хороший парень, — в коридоре за закрытыми дверями одобрительно хмыкнул шеф, — молодец, Четверг.

Но вот Четвергу отчего-то так не показалось, ну что он молодец.

Паршиво сделалось Четвергу, чего уж тут скрывать.

Наверное, поэтому полчаса спустя, как только биг босса срочно вызвали наверх, Четверг вернулся к Красавчику. Тот как раз развернул бургер, видимо, решив, что пререкаться с Большой задницей не западло и на сытый желудок.

— Какого хрена… — успел выдавить Красавчик, и Четверг зажал ему рот и отобрал бургер.

— Слушай, — вкрадчиво на ухо произнес он, — наши осведомители в курсе побега, по каким вентиляционным шахтах пойдут Дьявол и Принцесса, по каким канализационным ходам, где их будут ждать одежда, документы и деньги. Я позаимствовал у шефа телефон одного такого осведомителя, Чака. Если тебе интересно — можем к нему сгонять. Здесь есть задний выход, и он не охраняется.

Красавчик растерянно похлопал ресницами (а они у него длинные, неожиданно для себя отметил Четверг) и даже не возмутился насчет «Принцессы».

— Почему ты решил мне помочь?

— Потому что есть шанс перехватить твоего брата на входе в тюрьму.

— Да я вообще говорю, а не о шансах.

Четверг промолчал. Он сам не очень понимал, какая муха его укусила, но Красавчик странно на него влиял. Около него белое чернело, а черное белело. Все недостатки биг босса в частности и организации в целом будто бы осветил мощный прожектор — попробуй такое проигнорировать! Да, нелегко признаться, но рядом с Красавчиком «Ангелы» становились похожими на «Демонов». А «Демоном» Четверг быть не хотел.

Ему, сколько он себя помнил, внушали, что враги ничем не гнушаются. Распущенные, дерзкие, недисциплинированные — они расшатывали устои Большого города. А если не соблюдаются нормы, трудно вести дела. Как давать взятку политику, если тот наутро непорядочно делает вид, что ничего не получал? «Ангелы» старались, но очень скоро перешли к методам противника: шантаж, ультиматумы, похищения. А сбежавший Дьявол — лишняя головная боль. Уж тот-то большой затейник по части придумывания новых способов давления на жертву.

Красавчик ждал ответа, но Четверга спас шеф.

— Что здесь происходит? Четверг, объяснись!

Четверг подошел к шефу, засовывая руку в карман пальто.

— Что? Что такое? — испугался Большая Задница.

— Я подаю в отставку, — произнес Четверг, подходя к нему вплотную, так, что рука в кармане касалась живота биг босса.

— Нет!

— Прощайте, — и Четверг нащупал в кармане кнопку на электрошокере.

— Обалдеть! — воскликнул Красавчик, глядя, как Большая Задница оседает на пол.

— Нужно спешить, — повернулся к нему Четверг, — очень скоро шеф очнется. И организует погоню. Поверь, если нас найдут, смерть покажется благом.

— Понял. Куда бежать?

— За мной.

С Красавчиком оказалось совсем просто иметь дело.

Осведомитель Чак, зажав трубку между плечом и ухом, общался по горячей линий «Все ваши желания за пять баксов», когда его грубо прервали. Четверг не рассчитал силу и нечаянно вырвал с корнем из стены телефонную розетку. Зато Чака не пришлось долго упрашивать поделиться информацией. Да и у Красавчика здорово вышло состроить устрашающую гримасу.

— Я исполню все твои желания, бесплатно, — только и пообещал он, когда Чак подумал заартачиться.

Планы района, все выходы из тюрьмы, мотели, машины, пароли, имена связных он вывалил за каких-то пять минут. Четверг подумал, что с Красавчиком он бы смог запросто переквалифицироваться из бухгалтеров в рэкетиры.

— Безнадежно, — подвел итог Чак и сжался, так как Красавчик помрачнел. Они оба посмотрели на бутылку виски, стоявшую на столе. — Угощайся, — предложил Чак, нервно хохотнув.

А что ему еще оставалось делать?

Красавчик глотнул прямо из горлышка, скажем прямо, солидно глотнул. Поставил бутылку.

— Идем останавливать это дерьмо, — выплюнул он.

— Твой брат уже внутри, — как с ребенком заговорил Четверг, — зайти в тюрьму мы не сможем, так быстро не достать документов… к тому же, учти, везде, где можно их раздобыть, нас будут ждать «Ангелы».

— А я не собираюсь заходить через главный вход, — криво усмехнулся Красавчик, и Четверг снова понял желание биг босса нанять этого парня на работу, — я войду через выход, через тот самый, откуда собирается выйти Дьявол.

Через сорок минут, едва успев выскочить от Чака до приезда «Ангелов» — Красавчик угнал Форд и как раз выруливал из переулка, когда подъехал Ангельский Кадиллак, только чудом их не засекший, — они были у канализационного люка. Но, обломс, не одни. На люке стоял Весельчак и скалился. Его белые зубы отсвечивали в лунном свете.

— Привет, парни, пончиков не захватили? — поинтересовался он.

— Это шутка, — пояснил Четверг, так как Красавчик полез в карман пальто. И совсем не за пончиками.

— Четверг, надо потолковать наедине, — сразу перешел к главному Весельчак. Красавчик держал его на мушке, а когда тебя держат на мушке, шутить уже неохота. Впрочем, Четверг только предполагал, что неохота. Сам он, к сожалению, никогда не шутил.

Красавчик кивнул, разрешая переговоры. «Ангелы» отошли на два шага в сторону.

— Слушай, Четверг, мы с тобой как братья, потому бросай ты этого пацана. Дьявол будет рад видеть своих в команде.

— Ты ушел из банды?

— Мне не нравится Большая Задница и его афера века. Неужели ты не понял?

— Что именно? — удивился Четверг.

— Биг босс надеется, что Принцесса рано или поздно убьет Дьявола. Ты же знаешь, как Дьявол выбирает заместителей. Если Принцесса — нормальный пацан, непорченный, то сразу же убьет за гнусные намерения. Если слухи не врут — убьет, как узнает, что Красавчик давно на свободе.

— Ты действительно считаешь, что Принцессе по силам убить Дьявола?

— Тюрьма никого не делает здоровее и моложе. Дьявол не очень хорошо выглядит, а Принцесса полон сил. И в голове у него порядок. Вот увидишь, он прикончит Дьявола и возглавит «Демонов».

— Но какая с этого выгода Большой заднице?

— А ты не понимаешь? Зачем, по-твоему, мы возились с Красавчиком, отбивали его? Зачем «Демоны» за него воевали?

— Красавчик может повлиять на брата?

— Только Красавчик и сможет повлиять на брата. По слухам, Принцесса давно по нему сохнет. Это-то и привлекло Дьявола. Узнал себя, растрогался. Долбаная сентиментальность! И лучшего превращает в размазню.

Четверг никак не мог осмыслить: Принцесса любит Красавчика? Мало того, что пацана, так еще и брата? Отвратительно. И на это ставил биг босс? Отвратительно вдвойне. Интересно, а знает ли об этом сам Красавчик?

Весельчак прав, от аферы попахивает очень таким, «неангельским». Неприятным. А Четверг уж очень привередлив по части запахов.

— Шеф уже распланировал слияние «Ангелов» и «Демонов», — продолжал Весельчак, — а мне этого не хочется. Мы не они.

— И потому сам идешь к «Демонам»?

— Издеваешься?

Нет, Четверг никогда не издевался. Он просто не мог постичь чужой логики.

— Прости, брат, ты слишком много знаешь, — прошептал Весельчак, делая шаг вперед, но поскользнулся и упал. Прямо на нож, которым хотел проткнуть Четверга.

— Урод! — выругался Красавчик. — Не хватало только, чтобы тут появились фараоны и увидели нас с трупом. Давай спрячем его в канализацию.

Они с трудом запихнули крупногабаритное тело Весельчака в открытый лаз. Весельчак печально плюхнулся вниз.

— За ним, — скомандовал Красавчик, когда его ослепили фары. К ним медленно приближались два Кадиллака.

— Иди, — доставая автомат, бросил Четверг, — я их задержу. Не пытайся вычислить среди охраны «Демонов», просто не дай убить старшего. Его смерть — спусковой крючок. Останется жив — побега не будет. Если же Принцесса его убьет, начнется сумятица. В суматохе нужный человек откроет камеру Дьявола. И пока будут ловить твоего брата, Дьявол уйдет. Прихватив нового заместителя — Принцессу. И часть охраны ему поможет.

— Бред, — пробормотал Красавчик, опускаясь под землю, — какой дурак захочет умирать ради патрона?

— Вряд ли старший в курсе, что его убьют, — успел ответить Четверг до того, как машины замерли в ярде от него, — наверняка он уверен, что Принцесса его только ранит.

Как только из автомобилей вышли «Ангелы», Четверг поднял автомат — Весельчак в свое время провел хороший инструктаж, запретив стрелять от бедра, — прицелился и…

Ночь вспыхнула огнем.

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

Четверг сам не знал, как умудрился ее пережить. Красавчика он не дождался, хотя до утра просидел за мусорным бачком, стремаясь фараонов. Но те побоялись появляться в криминальном квартале, еще и во время перестрелки. Потом уже Четверг узнал от Красавчика, что тот опоздал всего на десять минут, но зато сумел в суматохе схватить Принцессу первым и уйти через вентиляцию. За ними погнались, пришлось путать следы и вылезать наверх совсем в другом районе. Дьявол же спокойно и без приключений ушел через парадный вход.

— Нет, смотри, что пишет «Репортер»: “Конец света наступает? Полиция переведена в боевую готовность, но что она может сделать? Вчера на вечерней службе убили «Лилит» и выпустили «Дьявола»”...

Четверг не понял, почему Красавчик возмущается. Неужели из-за того, что в статье о нем не упомянули7

— Они сами создают легенду! Понимаешь? “На вечерней службе убили «Лилит» и выпустили «Дьявола»” — звучит, будто в тюрьме не задушили старшего смены, а провели черную мессу.

Брат Красавчика вчера именно что задушил Лилит — старший смены недаром был замом Дьявола, смекнул, что к чему, и просто так не дал себя убить. Теперь Принцессу искали не только Дьявол с «Демонами», но и полиция.

— А где сейчас твой брат? — Четверг не то чтобы горел желанием увидеть его, но разделяться сейчас, когда их все ищут, — опасно.

— Мы решили разойтись, — пожал плечами Красавчик. — А что? Мы с детства вместе. Привыкли друг за друга стоять горой, этим и воспользовались враги. Сперва забрали его, чтобы я пошел на сделку, потом меня, чтобы стал сотрудничать он. Теперь нас шантажом не возьмешь. Баста.

Четверг кивнул, не веря ни слову. Все-таки Красавчик проникся речью Большой Задницы и испугался, что брат и правда порченный. А может, спросил того о чем-то таком. И ответ его не устроил.

— Итак, Рембо, есть план, что будем делать с «Ангелами»? Они же теперь от нас не отстанут, так?

— Вообще-то есть, — оживился Четверг, пытаясь не думать о Дьяволе и Принцессе, — я собирался искать Отца.

— Отца? Какого отца? — нахмурился Красавчик.

— Крестного Отца. Раньше он рулил Большим городом, но уже лет десять как куда-то пропал.

Красавчик присвистнул:

— А я-то думал, что нам предстоит безнадежное дело. А тут фигня какая. Найти Крестного Отца, которого никто найти не может. Подумаешь, как два пальца обсосать.

— Известно, что он увлекся разведением томатов. Так что надо найти садовода-любителя.

— А их так мало, этих самых садоводов, что мы не успеем даже заскучать.

— Это шутка? — сгорая от любопытства, спросил Четверг. Ему так хотелось научиться понимать простой юмор. Юмор Красавчика.

— Не-а, сарказм, — ответ разочаровал его. Снова.

— Есть план. Один из боссов Большой Задницы завтра едет на склад проверять партнерские поставки…

— Откуда сведения?

— Да он каждый месяц туда ездит, я потом его накладные проверял и прятал в сейф.

— Продолжай.

— Мы с ним побеседуем. Вряд ли верхушка не знает, где искать Крестного Отца. По слухам, наш Генерал часто ездил консультироваться к нему в теплицы.

— У вас есть Генерал?

— Конечно, у нас четкая иерархия. Дьявол взял ее за основу, несколько возвеличив и отделив себя от своих замов.

— Зато он этих замов иначе приблизил к себе, — угрюмо проворчал Красавчик.

Четверг поражался своей чуткости — раньше он бы ничего не уловил! Но вот как помочь Красавчику, он не знал. Пришлось говорить о деле.

— Потолкуем завтра с ним и выясним, где искать Крестного Отца... Если останемся живы, — печально добавил он, вспоминая способности зама Генерала и прикидывая, что делать с его охраной.

— А что? — нехорошо обрадовался Красавчик. — У нас есть шанс отбросить копыта?

— И очень большие, — еще печальнее подтвердил Четверг.

— Последняя ночь и все такое? Так чего мы киснем? Айда в бар! Выпивка, девушки…только не говори, что ты девственник.

Четверг удрученно вздохнул. Признаваться очень не хотелось, но взгляд Красавчика просвечивал его насквозь не хуже рентгена.

— В колледже я учился, а потом работал сверхурочно, не до того было, — промямлил он, окончательно стушевавшись.

— Друг я тебе или кто? — задал вопрос Красавчик, как понял Четверг, риторический. Потому что он тут же продолжил: — Я буду последней сукой, если не помогу.

Четверг обалдел. Натурально обалдел. Неужели Красавчик сам решил заняться его невинностью? Но ведь это же…

И тут Четверг обалдел во второй раз. До него неожиданно дошло, вернее тело подсказало, что оно очень даже не против непацанского метода, но только с Красавчиком. Ничего, мол, тут ужасного нет...

Четверга обдало жаром, потом бросило в холодный пот.

— За мной! — скомандовал Красавчик и, не оглядываясь, пошел на выход. И пусть у него не было глаз на затылке, Четверг все равно неловко поднялся, запахивая пальто, и засеменил следом, опасаясь, что, не дай Бог, Красавчик всё заметит. Он даже сунул руку в карман, чтобы Красавчик думал, будто у него там кулак или пушка.

Но Красавчик, вообще ничего не замечая и ни о чем не думая, бодро шагал по улице и через несколько кварталов завернул в непрезентабельное кафе. И снова нечаянно обломал Четверга.

Зеркала, девицы в неглиже — разрази Ад! — они попали в бордель.

Возбуждение прошло, как ни бывало. И Четверга затрясло от отвращения к себе. Великодушный и добрейший Красавчик подумал, наверное, что друг волнуется, и потому решил подбодрить его тщательной инструкцией:

— Не волнуйся. Они все сделают сами. Только учти, за каждое желание придется платить. Не скромничай и не скупись на деньги..

Ровно через пятнадцать минут Четверга увели в спальню, а еще через пять минут они с Красавчиком убегали через пожарную лестницу от охраны.

— Что ты ей сказал такого? — удивился Красавчик, когда они оторвались от преследования и остановились под фонарем перевести дыхание.

— Я спросил, какой они используют налог. С продажи или аренды, — пожал плечами Четверг. Ему очень не хотелось обижать девушку, поэтому он решил сразу прикинуть сумму оплаты. Кто же знал, что она неправильно поймет.

Красавчик смеялся всю дорогу до заброшенного дома, где они скрывались от «Ангелов». А там сразу завалился спать, оставив Четверга в глубоком раздрае мучиться бессонницей до утра.

А с утра все пошло наперекосяк. Красавчик, мрачный и тихий, все время оглядывался, будто опасаясь преследования. Внимательно всматривался в каждое отражение, а один раз даже побежал за прохожим — дылдой в клетчатой рубашке и джинсах, но потом сдал назад. С ним что-то происходило, но что именно — Четверг не понимал. И все его попытки поднять настроение — не сработали.

Заместитель Генерала тоже их расстроил. Радовало только то, убить их не успели: они проникли на склад через окно и заперлись вместе с замом, приковав того наручником к контейнеру, охрану же закрыли в другом контейнере.

— Крестный Отец мертв! — кричал зам в истерике. — Город мертв! И вы тоже трупы!

— Заткнуть рот или пусть срывает голос? — спросил у Четверга Красавчик, но ответа дожидаться не стал, махнул рукой и вышел вон.

Утешать Красавчика Четверг не мог — все его надежды пошли псу под хвост. Рано или поздно их найдут и убьют. Только Крестный Отец мог воздать по справедливости.

Неудивительно, что они разделились — два мрачных чувака в одной компании не лучший способ справляться с плохим настроением. И Четверг впервые в жизни напился. Прочухался через пару дней и вернулся в заброшенный дом.

Красавчика было не узнать. Тот сиял, как неоновая вывеска. И он мог бы ничего не объяснять, Четверг сам догадался.

— Брат вернулся. Мы снова вместе.

А ведь еще полчаса назад Четверг думал, Ничего хуже тошноты и головокружения сегодня быть не может.

Впрочем, брат Красавчика — язык не поворачивался назвать его Принцессой — не то чтобы не понравился Четвергу, но и не вызвал отвращения. Нормальный парень, не урод, здоровый и мощный, но все равно на фоне старшего брутального брата, он выглядел — гм… нежно. Другого слова Четверг подобрать не смог. Зато понял, почему к тому пристало такое прозвище.

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

— У меня есть идея, как вернуть Дьявола в камеру, — не прошло и нескольких дней, как за завтраком заявил тот.

— Слушаем, — кивнул Красавчик, разворачивая сэндвич.

— Дьявол ищет меня, так? Пускай же найдет. Возьму с собой маячок, вы нас запеленгуете, вызовите фараонов…

— И вас двоих посадят, — резко перебил его Красавчик, — план никуда не годится.

— Хороший план, может сработать, — кивнул Четверг. И не кривил душой. Ему бы очень не хотелось остаться с мрачным Красавчиком, когда его брата заберут копы. Но сдать Дьявола — значило пойти по программе защиты свидетелей: другие имена, другая жизнь. Брат Красавчика дарил им возможность начать все сначала.

— Выбор небольшой, — пожал плечами их спаситель, — или мы все умрем, или меня посадят, а вы будете жить. Можно еще всех порубить в капусту и возглавить банды. Четвергу отдать «Ангелов», нам взять «Демонов». Как тебе такая идея?

— Если тебя посадят, то я не пойду по программе защиты свидетелей, — упрямством Красавчик мог соперничать с Большой Задницей, — а подготовлю твой побег. Я даже прямо сейчас начну его готовить.

— И какой тогда смысл будет в моей добровольной сдаче?

Красавчик скомкал обертку от сэндвича и бросил ее через всю комнату в коробку с мусором.

— Тогда я голосую за то, чтобы возглавить банды… а что, если организовать встречу на высшем уровне?

— Мне нравится, — подхватил его брат, — я свяжусь с Дьяволом и назначу встречу, а Четверг там же назначит встречу шефу? И пусть разбираются, стенка на стенку? А мы где будем?

— Где-где, — проворчал Красавчик, — съездим в ботанический сад, полюбуемся на томаты.

Четверг юмор оценил и тоже попробовал пошутить:

— Если мы скажем, что получили благословение от самого Крестного Отца, даже Генерал смирится, если поверит, конечно.

Братья поморщились, и Четверг решил тренироваться с шутками чаще.

Ни в какой ботанический сад они, разумеется, не поехали. Сидели в засаде да разглядывали в оптический прицел, как Дьявол в полном одиночестве бесцельно бродит по кладбищу и растирает пальцами соцветия болиголова. Почему он пришел один, никто не смог сказать. Возможно, «Демоны» затаились где-то неподалеку, возможно, он всецело доверял Принцессе, а возможно — считал, что справится с чем угодно.

Пастораль. И ее нарушил Красавчик.

— К объекту кто-то приближается. Четверг, узнаешь его?

— Да! Это не шеф… это сам Генерал! Мне выпала честь встретиться с самим Генералом? — Четверг поднялся, готовый выскочить из засады.

— Стой, — перехватил его Красавчик одной рукой, — уверен, что они обо всем догадались, вот оба и прибыли сюда без охраны. Полезешь — убьют и глазом не моргнут. Дай людям поговорить тет-а-тет. Давно же не виделись.

— Поэтому я считаю, что им лучше предоставить побольше времени наедине и отдельное помещение, — пробурчал брат Красавчика, доставая сотовый телефон.

— В полицию звонить бессмысленно, — предупредил Четверг, — фараоны все куплены либо «Ангелами», либо «Демонами».

— А я и не звоню в полицию. Я звоню Бобу.

— Бобу?! — не понял Красавчик. — Какому еще Бобу?

— Начальнику тюрьмы. Вот кто мечтает вернуть своего арестанта. Надеюсь, Генерал окажет сопротивление и загремит в ту же камеру. Хотя можно сделать соучастником. Алло…

— Откуда у тебя номер начальника тюрьмы? — не отставал Красавчик.

— Чувак, — только после телефонного разговора, лаконичного, но ёмкого, ответил Принцесса, — я же там работал. Целую смену. Вернее, пытался отработать.

Красавчик поцокал языком, прикидывая верить или нет, а потом лучезарно улыбнулся. И Четверг почувствовал себя лишним.

— Я к «Ангелам», пока не началась неразбериха, — быстро заговорил он, — успокою биг босса, если тот еще жив, и попробую навести порядок. Возьмете на себя «Демонов»?

Братья оторвались друг от друга — они, как малые дети, играли в «кто моргнет первым» — и виновато взглянули на Четверга.

— Не очень хочется, но придется, — вздохнул Принцесса.

— Значит, переговорам все-таки быть, — точно так же вздохнул Красавчик.

Они были такими разными, но так зеркалили друг друга, что Четвергу стало не по себе: в больших дозах братья вызывали передозировку.

— Недельки через две встретимся? — предложил Четверг, выгадывая себе время, чтобы привыкнуть к ним двоим. — Обсудим соглашение между бандами. А пока просто объявим мораторий на стрельбу?

— Не забудь сказать своим про сад и томаты, — усмехнулся Красавчик.

— Только говори абстрактно. Не конкретизируй, где находится сад и какие сорта томатов выращивает Крестный Отец, — добавил Принцесса.

— Думаете, сработает? — усомнился Четверг, концентрируясь только на проблеме перемирия. Только.

— Конечно, — брат Красавчика улыбнулся и стал больше похож на «Принцессу», — все мировые религии построены на абстрактном тумане.

Красавчик скривил губы.

— С автоматом все сработает, я считаю, — ответил он, — главное сними его с предохранителя.

Четверг улыбнулся ему, но решил на практике выяснить, кто же из них прав. До сих пор, кстати, выясняет, каждый раз склоняясь то к Красавчику, то к Принцессе.

И не жалеет ни о чем. Братья, впрочем, тоже.